Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 25.06.2017, 13:31
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Форма входа

Список тегов

Календарь

«  Сентябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Поиск

Архив записей

Баннеры друзей

Друзья сайта

Анонсы событий

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2010 » Сентябрь » 18 » Протоиерей Геннадий Беловолов: "Уваров дал формулу нашего национального бытия"
23:48
Протоиерей Геннадий Беловолов: "Уваров дал формулу нашего национального бытия"
 
Протоиерей Геннадий Беловолов о триаде графа С. Уварова «Православие. Самодержавие. Народность»
 
 155 лет со дня упокоения Сергея Семеновича Уварова - хороший повод вспомнить достойного сына Отечества, которого мы сегодня можем назвать настоящим русским государственником. Имя Уварова прочно вошло в историю государственного самосознания нашего народа. Его можно заслуженно поставить в один ряд со старцем Филофеем из Спасо-Елеозарова монастыря, который сформулировал в Московской Руси идеологему "Москва - третий Рим", и назвать его продолжателем. Идея, сформулированная старцем Филофеем, на многие века стала определяющей в выборе вектора внешней и внутренней политики России. А в XIX веке такую же краткую, но емкую формулу дал С.С.Уваров. В трех словах дана исчерпывающая формула нашего национального бытия, которую можно назвать нашим историческим выбором и государственным кредо. В них выражена как политическая форма русской государственности - Самодержавие, так и ее духовное содержание - Православие, а также названа та основа, без которой невозможно ни первое, ни второе - Народность, для которой и существует и первое и второе. 
 
В принципе, если посмотреть, то любое государство основывается на подобной триаде, только в разных формулировках и идеологическом наполнении. К примеру, наша нынешняя "демократическая" государственность также зиждется на трех основах. Только вместо Самодержавия нам предлагают демократию, вместо Православия - толерантность, а вместо народности - некую вненациональную общность, которая занимается удовлетворением своих потребностей ("общество потребления"). Сергей Семенович Уваров в XIX в. просто назвал вещи своими именами, то на чем реально стояла Российская Империя, и определил то, что являлось её идеалом - гармоничное сочетание этих трех начал.
 
Теория познается на практике, и тысячелетняя история России доказывает триаду Уварова. Конечно, мы с некоторой условностью говорим, что триада принадлежит Уварову: ему принадлежит честь этой чеканной формулы России. По сути, она существовала всегда, начиная с равноапостольного князя Владимира. Хотя тогда еще не было термина "самодержец", но уже было первенство наследственной власти Великого князя, первенство Православия как души народа и народности как смысла существования того и другого.
 
Эта формула существовала тысячелетие в жизни России, поэтому мы можем и должны назвать ее историческим законом русского бытия, нарушение которого для России также чревато, как нарушение любого другого объективного закона. Эти три начала не только не противоречат, но как раз дополняют и уравновешивают друг друга. Ведь первым в триаде стоит Православие, т.е. духовное начало, ему подчиняется Самодержавие. Хотя исторически и были попытки конкуренции, когда Самодержавие пыталось встать выше Православия, но в целом русские Самодержцы ощущали себя православными христианами, хранителями и служителями Церкви Христовой. И Православие, и Самодержавие видели себя в народности. Тут можно привести множество примеров и цитат, достаточно вспомнить слова Императора Петра I, который перед Полтавской битвой сказал: "Имейте в сражении пред очами Правду и Бога, поборающего за вас. А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия в славе и благоденствии на ваше благосостояние". Я бы эти слова назвал своего рода девизом русских Царей. По сути эти слова воплотил в своем мученическом подвиге и святой Царь Николай Второй. 
 
Ни одна из частей триады не была самоценной и не могла существовать отдельно сама по себе. Умаление или уничтожение одной из них приводило к умалению других. Мы видим, что с уничтожением Самодержавия в 1917 году весьма пострадала и Русская Церковь: были уничтожены тысячи храмов и монастырей, святынь, убиты тысячи представителей духовенства и мирян, потому что Церковь некому было защитить. Был уничтожен её земной хранитель - Помазанник Божий. В то же время без Православия и Самодержавие превращается в абсолютизм, что мы видим в Европе, и может превратиться в диктатуру. А без народности просто нет ничего, Патриарх остается без паствы, а Царь - без верноподданных.
 
В том и другом понятии первенствует принцип Царя. В Православии мы веруем в Господа нашего Иисуса Христа, который пришел на землю как Царь, был распят как Царь, и основал Церковь как Царство. В понятии Самодержавия заложена идея воплощения Царства Небесного на земле, или земного Царства, предваряющего Царство Небесное. Это весьма дерзновенный проект, который не может быть полностью воплощен на земле во всей своей идеальности, но максимально приближает ее к человеку. Если посмотреть, что существует на небе? Демократия? Конституционная монархия? Конечно, нет. Господь Бог единодержавен и мы можем назвать Его - Небесным Самодержцем. Он поступает только в соответствии со Своей волей -благой, мудрой, милостивой. Именно таким представляется и идеал царя земного, который руководствуется не формально-юридическими понятиями, но нравственными категориями, основанными на Православной вере, заповедях Божиих, канонах Церкви. Таким образом, Самодержавие является проекцией и воплощением церковных начал в земной жизни народа. Церковнослужителям запрещено участвовать в политической деятельности, по канонам ни архиерей, ни священник не может быть ни депутатом, ни членом политической партии. (Хотя бывают исключения в особых случаях, можно вспомнить архиепископа Макария, который был президентом Кипра). Но недавно прозвучавшая идея выдвинуть на пост Президента Патриарха Кирилла сразу была отвергнута именно потому, что это не возможно по канонам Церкви. Хотя, по духовным и интеллектуальным качествам Патриарх заслуживает этого поста и в настоящее время является одним из немногих объединяющих все наше общество лидеров. Получается, что Церковь лишена возможности воздействовать на государственную политику. Можно много говорить о нравственном влиянии Церкви, но ее призывы остаются гласом вопиющего в пустыне в атмосфере насаждаемой бездуховности. Что мы сейчас и видим. Вот Церковь выступает против абортов, против этого узаконенного убийства младенцев, но кто слушает Церковь? Наша страна занимается детоубийством в массовом масштабе, миллионы младенцев убиваются каждый год. Это невиданный в истории детский холокост. Когда у нас горят деревни и вымирает народ, почему мы не вспомним, что мы занимаем первое место по числу абортов в мире?
 
А если бы у власти был православный Царь, можно ли представить себе, чтобы он остался равнодушным к убийству своих верноподданных во чреве?! Думаю, что в первый же день восшествия на престол православный Государь запретил бы это безобразие, которое позорит наш народ и призывает на его голову многие кары. Или какой Царь допустил бы выдачу своих юных верноподданных в семьи заокеанских граждан, с полной переменой веры и гражданства. Ведь это предательство наших русских детей.
 
Триединство Православия, Самодержавия и Народности - являют неразрывное единство государственности, политики, нравственности и традиции. Те, кто пытается изгнать Православие из государственного организма страны, по сути, отвергают принцип нравственности в политике. Тогда и появляется на свет страшный постулат современной политической жизни, сформулированный еще Макиавелли: политика и нравственность несовместимы.
 
Триада Уварова утверждает то, что власть должна быть нравственна и существует для народа. Именно в этом и состоит смысл Самодержавия как власти, не зависящей от греховной воли людей, но зависящей от святой воли Божией. Надо понимать, что Самодержец не является высшим институтом власти в православном государстве, он выступает своего рода исполнительной властью воли Божией на земле, а Церковь его благословляет и наставляет. А законодательная власть в высшем смысле этого слова принадлежит Богу. Идеальный образ единства триады показан в Ветхом Завете в образах Моисея, Аарона и народа Израилева. Моисей - воплощает принцип Самодержавия, Арон, его брат, - это духовное начало, а Израиль, шествующий за своим вождем - образ народности.
 
Этот идеологический треугольник в исторической жизни народа и государства представляет собой наиболее жизнеспособную конструкцию. И трагедия России в ХХ веке в том, что она попыталась отказаться от одного из этих компонентов - Самодержавия, тут же пострадала и вторая часть триады - Православие. Народ же, лишенный Православия и Самодержавия, оказался беззащитной игрушкой в руках всемирных экспериментаторов. Эти эксперименты, как ни трудно заметить, продолжаются до сегодняшнего дня. Мы очередной раз пытаемся совершить какой-то исторический фокус - модернизироваться и встать "впереди планеты всей", не имея под собой прочной исторической основы. Думаю, что без учета всего нашего прошлого опыта, без опоры на эту русскую триаду Россия не будет иметь точки опоры для своего возрождения.
 
Протоиерей Геннадий Беловолов, настоятель Леушинского подворья (Санкт-Петербург), специально для «Русской народной линии»
Просмотров: 649 | Добавил: blagievesti | Теги: Народность, Самодержавие, православие, уваров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Браво, отец Геннадий!!!

Имя *:
Email *:
Код *: